Читай самое интересное



{T_LINK}

Воспитание гибкости ума



Воспитание гибкости ума
Моя мама, рассказывая мне о моем детстве, всегда с недоумением вспоминала, что меня невозможно было наказать. То есть, конечно же, ребенка всегда можно ударить... Но, к счастью, мое окружение напрочь отвергало такую систему воспитания, и поэтому порка не приходила ей в голову. А вот что-то запретить мне было совершенно невозможно. Поэтому родительско-воспитательный шантаж типа «Не сделаешь уроки – не пойдешь гулять» со мной не проходил.

Действительно, как себя помню, я всегда интересовалась всем... и в то же время у меня не было ничего особенно ценного.

Когда-то я прогуляла пару занятий по музыке. В наказание мне запретили смотреть телевизор в выходные. Я тут же нашла пару интересных книг и оба дня просидела, запоем перечитывая старые детские сказки и воспоминания бывших военнопленных. К пианино, как ожидала моя мама, я даже не прикоснулась. А у нее не хватило духа оторвать меня от святого дела – чтения.

Когда в следующий раз за невыполненные домашние задания и полученную двойку мне запретили гулять с подружкой, я отыскала заброшенный конструктор и потом месяца три не могла от него оторваться. Понятно, что на пользу домашним заданиям мое новое увлечение также не пошло. Однако и тут мое новое хобби было расценено как интеллектуальное развитие, от которого, по словам мамы, «было непедагогично отрывать ребенка». И снова родительское наказание было обесценено.

В третий раз я что-то соврала насчет родительского собрания: полученная накануне тройка вынудила меня нафантазировать, что намечаемое мероприятие отложено по причине болезни учителей. Отчаявшаяся бабушка, на чью долю выпало раскрыть мою очередную провинность, поставила меня на час в угол. От нечего делать и от любопытства (а вовсе не от желания отомстить – как она думала до конца своих дней) я расковыряла забетонированную проводку отвинченным от крепления двери шурупом. Понятно, что проводке и креплению не поздоровилось. После этого мои бабушка и дедушка стали считать меня исчадием ада... хотя больше ни разу не дерзнули меня наказать.

В детстве я не особо задумывалась над тем, что всегда нахожу выход из любого отчаянного положения, да еще при этом и получаю удовольствие.
Однако повзрослев, я поняла, что подобная вариативность в выборе родительского наказания воспитала во мне возможность без ущерба для эмоционального состояния отказываться от одного желаемого ради того, чтобы найти источник удовольствия в другом.

Работа, парни, семья... Я была рада иметь все это. Но если так получалось, что что-то из перечисленного уходило из рук – я не закатывала истерики и не думала о суициде. Я с таким же наслаждением переключалась с работы на парня, с мужа на работу, с работы на любовника. И жизнь при любых обстоятельствах играла (и играет) для меня радужными красками.